nurmustermann (nurmustermann) wrote,
nurmustermann
nurmustermann

Category:

S.N.U.F.F (Рецензия такая же помойка, как и книга)

Рецензия действительно мерзкая. Если ты не читал книгу, а так же мат не любишь - не ходи под кат. Ещё не ходи под кат если тебе дорог Пелевин и ты бы не хотел читать про него гадости.





В сабже сказано:

— Вы знаете, Дамилола, это такая непростая тема, что говорить о ней можно двумя способами. Либо корректно, но непонятно и сложно — и мы немедленно запутаемся в психоаналитических терминах. Либо некорректно, но понятно и просто — и тогда мы утонем в цинизме самого низкопробного пошиба. Ваш выбор?

Именно этим хорош был всегда Пелевин. Сложные темы раскрывались красиво, поэтично, точно, смешно. Таков был Пелевин, которого мы знали и любили.

К сабжу в Пелевине не осталось, наконец, ни поэзии, ни смысла. И то и другое заменено на аутенчтичное пелевинское говно из его памперсов. Пиша тут о памперсах я какбэ намекаю, что Пелевин уже старенький и носит памперс. А пиша "пиша" я просто неграмотен. А "памперс" надо писать не "Pampers", а "pumpers", где "pump" это "насос" - поняли шутку, да? Это искромётный юмор. Если тебе понравилось - "S.N.U.F.F." твоя книга, беги-покупай, не пожалеешь.

Собственно, на этом абзаце рецензию можно было бы и закончить, но (Пелевин тоже любит всё по пять раз повторить) сейчас я буду раскрывать тему дальше, mеssтаMI даже в особо смешной f0Rме.

Техника в сабже отсутствует. Книга написана языком плохим, скудным языком. Постоянные повторы слов в языке. Нет фраз над красотой которых хотелось бы замереть. Автор испытывает сложности с описанием чего-либо.

Начинающий писатель (как правило ещё школьник) любит рассусоливать в произведениях то, что близко лично ему. Вот пишет школьник, например, про пиратов. И на каждом шагу в прозе встречается:



пиратов было 58, в бою погибло 6, а двое заболели цингой, а воды пресной на корабле было 5 бочек, а расход воды такой-то итд. Это просто мальчику нравится копаться во всей этой хозяйственной белиберде, вот и превращается его книга про пиратов в бухгалтерскую книгу прихода/расхода.
А другой мальчик любит подрочить. И у него 80% книги про пиратов описание как кто кого насиловал. Как ловили пираты девок, что и как они с ними делали, а всё остальное в книжке теряется.
Третий мальчик владеет матчастью и тратит 90% книги на детальное описание оснастки судов, какие там паруса на фок, грот и бизань мачтах, какие именно пушки на палубах, какой тип запала у пушек и всё такое. В итоге книги снова нет, сплошная техническая нудятина про оснастку судна. Секрет в том, что даже если ты так детально разбираешься в предмете это не повод выносить мозг читателю. Сделай свою осведомлённость плюсом, а не минусом книги.

Опытный писатель таких ошибок не допускает и в его прозе присутствует не то, чем бы ему хотелось её напичкать, а только то, что нужно для самой прозы, сиречь для читателя. Пелевину же Виктору Олеговичу на читателя давно забить, потому проза его полницца чем обычно: гомосексуализмом и прочим овцеёбством, английским языком и что хуже всего - искромётным юмором. Я хотел бы знать, Пелевину его собственные шутки искренне нравятся и он любуется собой как он хорошо знает английский или он просто читателю так умело говно на лопате подаёт?

Книга написана коряво, неуклюже, через неё приходится продираться. На каждом шагу подстерегает грязь. Меня пидоры покоробили ещё в "Числах", кажется там они появились первый раз, нет? Теперь беря в руки очередную книгу Пелевина точно знаешь - в ней будет много английских слов и обязательная ебля в жопу. Нельзя так же не отметить эпитет "циклопический". Он впервые появляется в самых ранних рассказах Пелевина и с тех пор всплывает в каждом втором произведении, иногда не по разу. Читаешь вот "снафф", натыкаешься на слово "циклопический" и улыбаешься - о, старый добрый Пелевин. Гомосятина появляется на 39-ой странице. Английский язык - сразу же, в названии. Искромётный юмор проступает уже в слове "ут0пиiя" - то есть на форзаце книги.

Книга - очень грязная. Сточная канава какая-то. И вонь стоит страшная. Причём это не художественный приём, это похоже просто внутреннее состояние автора на контракте.

Отдельных слов стоят герои книги. Девушка Хлоя ничем не отличается от Геры из "Ампир Вэ", а Грым, соответственно, от Романа. Как фильмы Тима Бёртона, где ружьё всегда играет Джонни Депп. Карта эмоций Стивена Сигала.




Прокуратор ничем не отличается от КГБшников, появляющихся у Пелевина то в "А Хули", то в "Бёрнинг Буше". Складывается ощущение, что у Пелевина штук 5 героев (причём женский - только один) и он их пихает во все книги.
Все герои Пелевина с самого начала до самого сабжа терпят сокрушительный фейл с девушками. Как мудачески неуклюж с женщинами Пётр Пустота, точно такие же мудаки по части баб все остальные герои Пелевина. Эпические фейлы Рамы с Герой, тормоза Грыма с Хлоей. И бабы (одна баба, она на все книги Пелевина одна, кроме А Хули, которая не баба вовсе) всегда неестественно умна и иронична.

Самая главная отличительная черта книги, кроме занудства, бездарности и полного отсутствия смысла, это конечно же искромётный юмор. Бля, если бы не он, я бы наверное даже до конца дочитал. Искромётный юмор в книжке на каждом шагу. По 10 шуток на страницу, блядь. Не реже.

Адам-Смит-Вессон.
Экономист такой был Адам Смит. А Смит-Вессон это оружие такое. А Пелевин написал Адам-Смит-Вессон. Соединил экономиста и оружие. Невъебись как смешно.
Прикалывается так Пелевин не впервые. В прошлой книжке было про Рональда Рейгана. Пишется по-английски Ronald Wilson Reagan. А "луч" по-англйски будет "ray". Так вот, если Рейгана написать не reagan, a raygun (gun - пушка), то получится у нас "лучевая пушка". Представляете, 40-ой президент США у нас Лучевая Пушка. Ржака, правда?




Сибиризм "м0хнаткя". Правозащитники - пусора. Офшоры - Офшары. Уркаганатум Просрум. "Дао Песдын". "дРисталище". Это ведь всё юмор. Ведь после каждого из этих слов нужно было упасть под стол восхохотамши.
Далее - описания воинов на этом самом дРисталище. Осмелюсь предположить - описание тоже должно повергнуть под стол, читатель восхохотать должен над каждым описанием, иначе нахуй эти описания вообще - понять затруднительно. Справились с описанием первого воина. Проглотили полстранички искромётного юмора. Далее следует описание второго воина. Ясно, что снова хуйни на полстраницы. Пролистнуть или заставить себя прочитать? Ответ очевиден. Но тогда придётся всю книгу так пролистывать. Ибо искромётного юмора в "снаффе" как говна на птицеферме.
Забрало. Манипулятор такой, которым забирают. Ой ржу. Ой охуенно подметил. Ой прям вообще до слёз хохотал. Бетмен - bat- палица. Снова сошлись вместе два из трёх основных фетишей Пелевина: английский язык и юмор. Ему надо как-нибудь ещё гомосятину сюда закатать, например намекнуть кого Бетмен своей палицей (бэт - палица) в жопу ебёт - вот тогда будет полный катарсис. Вы вот знали, что "bat" это не только "летучая мышь" (это нам в Ампир Вэ объясняли, что не маус, а бэт), но ещё и палица? Повторим это ещё раз, если до кого-то не дошло. Bat - это "палица". Знал ты? А Пелевин вот знал. Вот как он невъебись знает английский. Видите какой?

Однако же это всё были базары за форму. А что с содержанием?. А нет его. На два абзаца поместится всё содержание.

Я ещё про прошлые книги Пелевина писал, что чтение их напоминает поиски алмазов в прямой кишке мёртвых вьетнамцев американскими солдатами. Вот лежит дохлый гук. А вдруг он перед смертью бриллианты сожрал? Надо ему в жопу залезть, да посмотреть. Вдруг чего припрятал... В каждой книжке Пелевина такие "бриллианты" находились. Эта не стала исключением. Назову навскидку несколько.
1.) Хороша сама идея damsel in distress. Её можно было бы описать на несколько порядков лаконичнее и поэтичнее, но сам образ - зачёт.
2.) Маниту - одно слово для трёх понятий. Мне нравилось это открытие, пока Пелевин, ориентирующийся в своём творчестве по-видимому на дебилов, не разжевал всё это.
3.) Дзэнских мотивов есть чуть-чуть. Даже красиво.
4.) Всё, что делает сура - симуляция. И мы, люди, точно такие же суры, точно так же симулирем. Невъебись какая умная мысль. Сколько раз её надо повторить, чтобы дошло до всех? Пять? Семь? Тринадцать? Дети точно так же как и суры имитируют родителей и сверстников. Часто до самой смерти. Да, хорошая мысль. Но и хорошей мыслью можно заебать, если вставлять её в книжку пять и более раз на первых ста страницах.
5.) Тема сук красиво раскрыта. Поэтично. Неправильно это, то есть не поэтому бабы суки. Но раскрыто красиво. Всё бы так.
6.) 56. О мухах.
Разве могу осуждать мух за то, что ебутся? Однако когда на моей голове, злит. Так же и пидарасы. Когда в тихом уединении делают то, к чему лежат их души, кто возразит? Но они устраивают факельные шествия и приковывают себя к фонарям на набережной, дудят в дудки, бьют в барабаны и кричат, чтобы все знали про их нрав — что–де лупятся в очко и долбятся в жопу. Истинно, они хуже мух, ибо мухи только изредка согрешают на моей голове, пидарасы же изо дня в день пытаются совокупиться в самом ее центре. Мухи по недомыслию, пидарасы же хладнокровно и сознательно.

И через то постигаю, что пялить они хотят не друг друга, а всех, причем насильно, и взаимный содомус для них только предлог и повод.


Единственное место в книжке, где я смеялся.

7.) Очень хорошо про кино и новости и про подмену одного другим. Пелевин - ТОТ!
8.) Про силу и правду шикарно:

- Сила всегда в силе. И ни в чем другом. В Древних Фильмах говорили: "Сила там, где правда". Так и есть, они всегда рядом. Но не потому, что сила
приходит туда, где правда. Это правда приползает туда, где сила. Когда люди пытаются понять, где правда, они в действительности тихонько прикидывают,
где теперь сила. А когда уходит сила, все дружно замечают - ушла правда. Человек чует это не умом, а сердцем. А сердце хочет главным образом выжить.


Основной минус книги - её до тошноты противно и тяжело читать . А так всё бы ничего.

Вобщем, как выбрался из самолёта, сразу же выкинул скучный "снафф" и открыл с наслаждением "Пражское кладбище" Умберто Эко, что было у меня в чемодане. Уффф. Наконец-то настоящая литература.



как нужно читать Пелевина: никак. С меня хватит. Не буду каждый год тратить 500 рублей (13 евро) на его новую книжку. Заебало в жопе дохлого вьетнамца алмазы искать. Очень уж воняет. Пидоров и английский я ещё мог пережить, но искромётный юмор и крайне низкий уровень литературы(косноязычие, бесконечные повторы, разжёвывание для дебилов) - я так больше не могу.

Через несколько дней прислушался к своим ощущениям: жалко ли мне, что я бросил книгу? Ведь там наверняка ещё дофига алмазов осталось. И вообще, это ведь я её не понял в силу своей ограниченности, а вообще книга наверняка замечательная. Нет. Не жалко. Воняет от книжки очень сильно, лужица такая покрытая тиной и в ней плавают бутылки, стаканчики... Мне пофиг что там скрыто дальше. Я не знаю чем кончилась книга. Я прочитал сто с чем-то страниц. Немного ещё вперёд пролистнул. Всё. Не хочу читать. Не хочу трогать. Хочу руки с мылом помыть. Сорокин прям какой-то, чессс слово.



Вывод: Надо просто через какое-то время после выхода очередной книжки Нашего Всего нагуглить добротную подборку цитат вроде этой и усё - считай читал. А юмор и грязь мимо прошли - PROFIT!
Tags: 14. Литература, 3.Я, 4.prism, 43.Виктор Олегович Пелевин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments